Рейтинг@Mail.ru
click fraud detection

"Домашние деньги": менеджер приходит к заемщику на дом

24.04.2014

Соловьев: Евгений Семенович, расскажите про "Домашние деньги".

Бернштам: "Домашние деньги" - это уникальная для российского рынка компания, больше никто не использует такую модель. Уникальность заключается в нескольких вещах. Что людям больше всего интересно - это то, что не вы идете в финансовую структуру, чтобы положить деньги, не вы обращаетесь в нее с просьбой выдать вам займ на ваши нужды, а наш не курьер, а полноценный менеджер приходит к вам домой. И все действо, все взаимоотношение между сотрудником компании "Домашние деньги" и потенциальным или заемщиком, или, напротив, кредитором, как физическим лицом, осуществляется у вас дома. Ни в офисе, ни в ближайшем кафе, ни в ресторане, а именно у вас дома. Мы обязаны изучить ваше жилище. Мы задаем вам 39 вопросов, начиная от самого тривиального - есть ли у вас наколки на руках или на груди, стоят ли пустые бутылки из под алкоголя в углу, оторваны ли обои, есть ли домашняя утварь, так называемые фарфоровые слоники из давнишнего нашего бытия, обернут ли ваш пульт от телевизора в целлофановый пакетик, чтобы кнопочки не замаслились. Знает ли сосед по лестничной клетке, как вас зовут и номер вашего мобильного телефона для того, чтобы понять, есть ли вообще кто-то рядом с вами? И после этого наш представитель принимает решение - дать вам или не дать деньги, но живые деньги он не дает.

Соловьев: Он решает сразу?

Бернштам: Он решает сразу на месте. Он преподает вам первый урок финансовой грамотности и в этом одна из первых социальных функций. Он вам дает пластиковую карточку, на которой есть пин-код, штрих-код, она принадлежит к международной платежной системе или Visa или Master. Через два часа ваша карточка становится активированной: вы можете прийти в ближайший банкомат или магазин и уже ими пользоваться по полной программе.

Соловьев: Там уже стоит имя этого человека?

Бернштам: Она не именная. Это так называемая предоплаченная карта. 

Соловьев: Таким образом, вы защищаете ваших агентов от насилия, грабежа? 

Бернштам: Наши агенты защищены от насилия, как вы называете, и грабежа именно тем, что когда вы входите в квартиру человека, карточка еще не активирована, она становится активированной через два часа.

Соловьев: Конечно, о чем я и говорю. То есть, что разумно, что он не чемодан с деньгами с собой носит.

Бернштам: Обычно, слова грабеж и насилия употребляю я, когда меня спрашивают, а почему эти люди идут к вам, а не идут в банк? Дело в том, что мы работаем как раз-таки с той категорией людей, которые зарабатывают в месяц менее 30 тысяч рублей. И мы работаем на так называемой "последней миле" и, в основном, работаем в малых городах. В тех городах, где население не превышает 70 и 100 тысяч. Хотя в больших тоже работаем. Под нашим менеджментом сегодня 420 городов.

Соловьев: То есть, вы, получается, даете очень маленькую сумму?

Бернштам: Мы даем маленькую сумму - до 30 тысяч рублей. И не на один месяц, чтобы человеку было тяжело расплатиться, а даем на год. Но берем денежки очень легко назад - понедельно. Человек должен платить нам 980 рублей. И это практически не сказывается на его бюджете. Поэтому, с модной темой, которая сегодня практически на устах всех финансистов, это так называемая закредитованность, нас всех пугают закредитованностью, нас пугают возросшим ростом неплатежей, мы не сталкиваемся. Мы не наблюдаем за последний год ни рост просрочки в нашей компании "Домашние деньги", ни рост неплатежей, ни рост недобросовестных.

Соловьев: А как они платят?

Бернштам: Платят раз в неделю таким образом, что этот же агент приходит к вам домой. Приходный ордер забирает, спускается вниз и через терминал любой платежной системы, через интерфейсы деньги через 15 минут у нас на счету. Поэтому все синхронизировано, все практически находится в режиме онлайн.

Соловьев: Но сумасшедший годовой процент?

Бернштам: Если сравнивать с теми процентами, которые в банках, разница не столь существенно велика, как о ней говорят. Но она есть. И это естественный процесс. И тут мы переходим к очень важному вопросу. Для того, чтобы дать, надо где-то взять. И компания "Домашние деньги", естественно, не являясь банковским учреждением, по отношению к банкам находится в менее выгодном состоянии. Банки могут использовать для выдачи населению те средства, которые они могут взять в ЦБ, занять.

Соловьев: Да, дешевые длинные деньги могут взять.

Бернштам: А еще, сделав обычную казначейскую операцию, они могут корпоративные ресурсы, остатки на счетах удлинить. А мы начинаем разговор о себестоимости именно с тех денег, которые мы берем у тех самых банков. И начинается наш разговор именно от того, что 17-18 процентов, это уже тот порог, с которого мы начинаем разговор. Плюс реклама, плюс маркетинг, плюс заработная плата, которая в нашей себестоимости - 80 процентов. Заработанная плата агентов, как раз тех квалифицированных людей, которые к вам ходят 52 раза и за это время они становятся ближе чем врач, ближе чем сосед по дому, они становятся вашим другом, наперсником, и, назовем так, проводником в финансовый мир, потому что для большинства наших клиентов знакомство с компанией "Домашние деньги" - это первый опыт финансовой грамотности. Вторая социальная функция, которую мы действительно несем, и она очень существенна - у нас работает 7 тысяч человек. В каждой семье, практически, 2-3 человека, это 15-20 человек сегодня, не говоря о завтрашнем дне гарантировано имеют доход и гарантировано имеют твердое устремление в будущее. И они обеспечены.

Соловьев: Эту часть я понимаю. Но, вот, человек не может заплатить, например. И наперсник и брат говорит: сейчас я тебе руку сломаю?

Бернштам: Шикарный вопрос. Только вот наперсник и брат никогда так не говорит. А наперсник и брат помогает ему составить новый график платежа, и еще вторая уникальность (первая, мы говорили, это приход к вам домой) - мы единственная компания в России, "Домашние деньги", которая не имеет во взаимоотношениях с клиентом ни пеней, ни штрафов, ни комиссий. Если вы скажете, что вы в эту неделю не сможете заплатить 980 рублей, а можете заплатить 100, наш агент с вами согласится, возьмет у вас 100 рублей, и придет к вам в следующий раз, когда вы сможете заплатить.

Соловьев: А если этот следующий раз не наступает?

Бернштам: Если следующий раз не наступает - это редчайший случай, но на этот случай уже есть работа по обычному сценарию, которая называется "работа с просроченной задолженностью".

Соловьев: То есть, люди как-то гарантируют?

Бернштам: Почему клиент нам заинтересован погасить больше, чем гасят в банках? Только по одной простой причине. Если ему не дают деньги в банках из-за отсутствия кредитной истории или отсутствия платежеспособности, он идет в компанию "Домашние деньги", которая принимает большие риски. Но если компания "Домашние деньги" ему не даст денег, он уже нигде взять их не сможет, поэтому мы работаем на так называемой "последней миле". Он заинтересован отдать нам деньги. Именно поэтому у нас 55 процентов вторичных клиентов.

Соловьев: Понимаю, но это эмоциональная часть. Но, когда человек заходит, задает 39 вопросов, оценивает жилище, то есть, он понимает, что что-то из того, что есть у этих людей, можно быть реализовано для оплаты долга?

Бернштам: Он это может понимать чисто визуально, но никоим образом в документах это не отображается, потому что наши взаимоотношения носят абсолютно безобеспечительный характер. Мы берем без обеспечения. Шафран: Телефон компании "Домашние деньги" 8-800-555-35-35. Или сайт в Интернете www.domadengi.ru.

Соловьев: Вообще, очень любопытно. То есть, получается, что за эти 39 вопросов вы должны решить психологический тест. Вы должны быть уверенным, что человек, который отвечает правильно, окажется достаточно добропорядочным, чтобы компанию не кинуть, потому что никаких ни юридических, ни финансовых рычагов, чтобы заставить их заплатить, у вас нет.

Бернштам: Это заключительный этап проверки. На самом деле, проверка начинается тогда, когда вы обратились в компанию. Вы оставляете о себе минимальное количество данных, типа день рождения, фамилия, имя, отчество, номер вашего мобильного телефона, и по существующим базам данных официальных вас уже проверяют на предмет наличия судимости, других правонарушений, и отклонения от норм социальной жизни. Если это соответствует нашему пониманию того, что вы гражданин, достойный получения займа, то данные о вас сразу же передаются в сеть, и тогда начинается та работа, о которой вы говорите. Да, это правда. И это носит основное наше отличие, что основное решение принимается не какой-либо автоматизированной системой, скрытой за семью печатями, а решение принимается окончательное после визуального контакта.

Соловьев: А люди понимают, какой процент они в конечном итоге выплатят?

Бернштам: Они не просто понимают, они видят это все, вплоть до размера понедельного платежа с датами и часами у себя в документе, который остается у них, написанный одним шрифтом, безо всяких уменьшений, безо всякого наклона букв, стоит четкая графа.

Соловьев: Если у них зарплата меньше 30 тысяч. Кто эти люди, которые берут деньги?

Бернштам: Самый интерес вопрос - кто потенциальный клиент? Самый удачный для нас клиент - это женщина с двумя детьми. Она может быть в разводе, может быть замужем, но она несет ответственность за свое будущее и будущее своих детей, поэтому возвращаемость денег среди них очень и очень большая. Мы не даем деньги гастарбайтерам, мы не даем деньги студентам и мы не даем деньги людям свыше 65 лет. Это правило компании. Мы работаем в 52-х на сегодняшний день регионах страны - от Калининграда до Иркутска включительно, 420 городов, и в наших планах прийти во все города и населенные пункты численностью населения свыше 5 тысяч. Возникает другой вопрос, может я вас опережаю, но являются эти же люди, но другого может быть социального слоя, возможностью привлечения от них денег, чтобы компания "Домашние деньги" работала эффективно и работала на более дешевых деньгах с точки зрения снижения ставки. И мы здесь развернули очень большую работу по привлечению средств населения. Но под лозунгом "Для тех, кто понимает", потому что мы ограничены законодательством. А так, как мы законопослушная компания, то мы имеем право принимать от населения средства в размере более чем полтора миллиона рублей.

Соловьев: Вот я вас слушаю и у меня, я вам скажу, очень неоднозначное ощущение. Евгений Семенович, вот что меня смущает. Вот для меня, простите мою неграмотность, это все-таки какая-то серая область. Мне она безумно напоминает 90-е годы, только тем, что ноги и руки не ломают. Когда ты даешь 30 тысяч на год и забираешь каждую неделю 980, то и процент получается сумасшедший, и это все напоминает какие-то бандитские 90-е, плюс еще приходишь к людям, которым, как говорится, последняя миля, и деваться-то некуда. То есть, их жизнь загнала в тяжелые условия. Вот они взяли эти деньги. Радость-то какая?

Бернштам: Такая точка зрения имеет право на жизнь только тогда, когда, как вы сказали, неглубоко находишься в теме. На самом деле, у всей этой отрасли микрофинансирования есть очень сильный регулятор - это Центральный банк России. На самом деле законодательство прошло в два этапа. Первый этап - в 2011 году, закон о микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях, и с 1 июля введены изменения в закон о потребительском кредитовании, и закон, названный мной, в том числе и Гражданский кодекс, который позволяет отличать зерна от плевел. Теперь любая организация, которая выдает четыре займа в год, четыре займа всего лишь, обязана считаться микрофинансовой, быть в реестре Центрального банка России и сдавать регулярно свою отчетность. Там так же, как и в банках, существует свой надзор, свои нормативы, существует регулятор, существует система рассмотрения жалоб и просьб, и так далее, и так далее, то есть, регулирование на сегодняшний день полностью отстроено. Поэтому есть очень четкое на сегодняшний день распределение между той зоной, которую вы именуете "серой", туда же можно отнести и то, когда вы берете взаймы у вашего друга, у вашего товарища, у вашего знакомого, и когда наступает разговор уже не по документам, а разговор такой: ты взял - отдай.

Соловьев: Но если бы мне мой друг дал бы мне под такой процент деньги, да я бы ему просто, вежливо говоря, другом он бы перестал мне быть в тот же момент. Это не друг.

Бернштам: Я хочу сказать, что это популистское заявление, на самом деле так в основном и поступают, и берут под такие проценты.

Соловьев: Друзья?!

Бернштам: Друзья, приятели, товарищи, особенно малого бизнеса. Те, кто имеет два магазина. Это же деньги не на лечение зубов и кардиологическое заболевание. А вы имеете два магазина на рынке, вы хотите открыть третий. Вы не можете взять нигде деньги. Вы можете взять только у своих друзей и знакомых. Вы берете под 5 процентов в месяц. Вы берете под 5-10 процентов в месяц.

Соловьев: Так, 30 тысяч у вас люди берут на бизнес?

Бернштам: Владимир, это люди, которые живут за пределами Садового кольца и живут по другим принципам, нежели вы.

Соловьев: Так, 30 тысяч берет кто? Я тоже живу за пределами Садового кольца и живу неплохо, и неплохо знаю, как живет страна.

Бернштам: Но вы тоже наша целевая группа.

Соловьев: Нет.

Бернштам: Да. Только с другого конца.

Соловьев: У меня точно нет 30 тысяч. Я не дам, я объясню, вкладывать свои деньги для того, чтобы дать 30 тысяч, у меня есть внутренние моральные какие-то ощущения, мне не нравится.

Бернштам: А помогать бедным?

Соловьев: Помогать бедным за деньги - это не помогать.

Бернштам: Это не за деньги. Помогать бедным и получать доход для того, чтобы иметь возможность эту помощь оказать завтра, чтобы эта сумма не кончалась.

Соловьев: Оправдать можно себя во всем. Но, помощь за такой процент.

Бернштам: Нет, нет, между обычной благотворительностью, не адресной и тем, что мы делаем, очень большая разница.

Соловьев: Так мы бедным помогаем или даем на открытие третьего магазина?

Бернштам: Это то, что вы говорите про то, как друзья. Это про малый микробизнес. А если говорить о том, как мы помогаем людям выжить. Да, мы - последняя миля, мы действительно им помогаем, потому что у них другого пути, кроме как прийти к нам, на сегодняшний день нет.

Соловьев: На что они берут эти 30 тысяч?

Бернштам: На обычные потребительские нужны. На здоровье, на то, чтобы ребенка отправить в пионерский лагерь или детский оздоровительный лагерь и школу. На то, чтобы сделать починку квартиры, поменять канализацию.

Соловьев: А могут они погасить раньше?

Бернштам: Конечно. Это законом разрешено. Никто не мешает.

Соловьев: То есть, если они хотят просто перекрутиться?

Бернштам: Совершенно верно. Совершенно верно. По закону они имеют право прийти и погасить раньше. Мы законопослушная организация.

Соловьев: Через какой-то период времени или любой?

Бернштам: Все написано в оферте, она пишется индивидуально в одном случае, индивидуально в другом. Но, в основной массе, предупредив за определенное количество времени, прописанное в законе, вы имеете право прийти и погасить.

Соловьев: Это какой минимальный период?

Бернштам: По-моему, от 5 до 30 дней в зависимости от ситуации. Это не большой период, абсолютно. Вы имеете право, даже если вы взяли деньги и тут вернули, с вас еще проценты брать не будут, поэтому это негативно для финансовых организаций. Но таков закон. Он суров, но мы им следуем.

Соловьев: То есть, вы поэтому работаете как бы с двух сторон. С одной стороны вы выдаете эти микрокредиты, с другой стороны привлекаете деньги тех граждан, которые хотят поучаствовать в этом финансировании?

Бернштам: Совершенно верно, но если мы ограничены по выдаче займа одним миллионом рублей, выше мы давать не можем для того, чтобы диверсификация рисков была, то, напротив, для того, чтобы принимать деньги, у нас есть нижний лимит. Мы привлекаем деньги, начиная с полутора миллионов рублей и выше. Это позволяет как раз-таки отсечь тех, кто находится в знаменитой социальной прослойке типа бабушки и дедушки, которые пользуются только системой страхования вкладов и кладут, разделяя свой вклад в банке по 700 тысяч рублей, и те, кто кладет деньги к нам. Те, кто кладет деньги к нам, сегодня полтора миллиона рублей, это порядка 45 тысяч долларов, заработав эти деньги, естественно, человек уже не просто финансово грамотен, а хорошо умеет считать. И понимает, сколько он получит, положив деньги к нам, или сколько он получит, положив деньги в банк или управляющую компанию.

Соловьев: За эти деньги и риск.

Бернштам: Но риск сопоставим с той процентной ставкой. Естественно, что вы получаете денег больше. Банки нам в данном случае не конкуренты. Мы платим людям размер, который превышает уровень инфляции в отличие от банков. И банки нам не конкуренты, а конкуренты - управляющие компании. Но если вы идете в управляющую компанию, они не имеют право что-то вам гарантировать, они показывают перед вами красивые слайды прошлых периодов, ретроспективу - вот это мы заработали на рынке акций в 2011 году, это в 12-м году и так далее, и так далее. И вы тоже сопоставляете, такую лесенку делаете: риск - доходность. Сопоставляя ее с нашей, то мы находимся в более выгодных условиях и поэтому, естественно, что такое взаимодействие может быть только с теми, кто понимает и разбирается.

Соловьев: И сколько вы им платите?

Бернштам: Если вы имеете в виду вложение в рублях, то мы платим за годовое вложение 19 процентов. Это сопоставимо, примерно, с теми же результатами, которые покажут управляющие компании.

Соловьев: Гарантии? Защищенность?

Бернштам: Гарантии и защищенность - это то, что человек должен понимать. Он видит всю отчетность, он видит все документы. Он может прийти к нам в офис, посмотреть на светлые лица наших молодых сотрудников. Увидеть, что это не компания-однодневка. Мы члены реестра Центробанка, мы соблюдаем все виды отчетности. У нас есть рейтинги национальных рейтинговых агентств, поэтому мы чистые, пушистые и прозрачные.

Соловьев: Ну, чистыми и пушистыми я вас бы не назвал, ну точно не я это должен делать, а ваши клиенты. Нам люди пишут: "Какой-то Мавроди получается".

Бернштам: Никогда нас еще не сравнивали, потому что пирамидальными эффектами мы здесь не страдаем, здесь пирамиды никакой нет, мы не только не пирамида, мы, наоборот, имеем полностью процентный доход, который позволяет расплачиваться со всеми теми, кто является инвестором у нас, и в тоже самое время мы полностью обеспечиваем потребность тех, кто обратился к нам за заявкой.

Соловьев: А где такие компании еще разрешены? И где запрещены?

Бернштам: Они разрешены во всем мире и во всем мире есть регуляторская функция. Вот, мы с вами в перерыве говорили и вы обмолвились, что в Соединенных Штатах, типа, запрещено. Соединенные Штаты - прародитель совершенно другого вида микрофинансирования, так называемых финансирования денег до зарплаты, когда ставка в день достигает 2 - 2,5 процента.

Соловьев: Да, но только там 30 процентов людей, которые выдают эти деньги, как правило, оказываются в тюрьме.

Бернштам: Ну, этого я не слышал, а вот как достоверный факт, что все эти компании публичны, проходят аттестацию комиссии по ценным бумагам Соединенных Штатов Америки и все инвесторы - благополучные и нормальные люди вкладывают туда свои средства. И обычно результат нормальный. Мы используем модель, которая уже 140 лет используется в Великобритании. Очень активно этот бизнес развит и в странах Восточной Европы. И в России он далеко не насыщенный, еще многое предстоит сделать.

Соловьев: Ну, что же, предстоит сделать. Никита пишет из Питера: "Сайт говорит, что при займе в 30 тысяч, отдавать нужно 1199 в неделю, а не 980".

Бернштам: Я это говорю при нашем среднем займе, который равняется 25 тысяч. 25 тысяч - надо отдавать 980 рублей. 30 тысяч - да. В конечном счете, беря 30 тысяч на год, вы отдаете порядка 62 тысяч. То есть, эффективная ставка у нас равняется, с учетом того, что, беря на год, вы никогда за год не возвращаете и обычно размер займа протекает как один год и два месяца, эффективная ставка 117 процентов.

Соловьев: Вы слышали все сами, решайте сами. Мое отношение вы тоже слышали, но вам же деньги брать. Думайте, когда берете деньги.

Бернштан: Но и давать тоже, мы привлекаем деньги с удовольствием.


http://radiovesti.ru/episode/show/episode_id/26750

Вернуться на страницу новостей...

357022
Клиентов всего
667
Заявок сегодня
27515369000
Всего выдали руб.

ADELA FINANCIAL RETAIL GROUP L.T.D.

Создание сайта — Articul Media

Опубликование информации эмитента производится по адресу в сети Интернет http://disclosure.1prime.ru/portal/default.aspx?emId=7714699186

* В случае предоставления Клиенту займа «Стандартный» на 26 недель (с правом пролонгации) если Клиент не внес в срок последний (корректирующий) указанный в графике платеж или внес платеж в сумме меньшей чем необходимо по графику, срок действия договора займа считается продленным по инициативе Клиента на срок 26 недель.

Предоставление Займов Кредитором осуществляется в пределах сумм и сроков, предусмотренных Договором займа и согласованных Заемщиком, Кредитор предоставляет микрозаймы в размере от 5 000 до 50 000 рублей на срок от 4 до 52 недель: по Займу «Стандартный» от 15 000 до 25 000 рублей*, на срок 25 недель; по Займу «Стандартный» от 25 000 до 40 000 рублей*, на срок 52 недели; по Займу «Стандартный» 10 000 рублей, на срок 25 недель; по Займу «Клуб» от 20 000 до 25 000* рублей, на срок 25 недель; по Займу «Клуб» от 25 000 до 50 000* рублей, на срок 52 недели, по Займу «Старт» 5 000 рублей, на срок 4 недели. * Сумма Займа - кратна 1000 (Одной тысяче) рублей. Проценты за пользование Займом начисляются на непросроченный остаток суммы Займа со дня, следующего за днем получения Займа, и по дату полного возврата Займа включительно. Начисление процентов на просроченную задолженность по Основному долгу производится в соответствии с п. 2.5. Общих Условий предоставления займов. Процентные ставки, применяемые для расчета еженедельного платежа за пользование Займом, в зависимости от вида Займа и срока погашения, составляют: Заем «Стандартный» 25 (Двадцать пять) недель - 250 процентов годовых; Заем «Стандартный» 52 (пятьдесят две) недели - 188 процентов годовых; Заем «Клуб» 25 (Двадцать пять) недель - 220 процентов годовых; Заем «Клуб» 52 (пятьдесят две) недели - 180 процентов годовых; Заем «Старт» - 795 процентов годовых. При расчете процентов за пользование займом количество дней в году принимается равным фактическому количеству календарных дней: 365 или 366 соответственно.

 

Пример расчета займа: 20000 рублей на 25 недель, при еженедельном платеже=1390 рублей, общая сумма выплаты по займу составит 34750 рублей.

Требуемая сумма
10000 25000 40000
рублей

Срок займа
25 38.5 52
Примерно месяцев
недели

1 199руб. Еженедельный платёж:
Вы уже брали у нас займ?
Фамилия:
Имя:
Отчество:
Моб. телефон:
E-mail:(необязательное поле)