Рейтинг@Mail.ru
click fraud detection

Микрофинансы на гребне волны

14.12.2012

Микрофинансирование сегодня — настоящий хит. Его популярность начала расти в январе прошлого года, когда в силу вступил закон «О микрофинансовой деятельности». Рамки, которые он очертил для микрофинансовых организаций (МФО), оказались настолько комфортными, что рынок небольших, но дорогостоящих кредитов стал расти как на дрожжах. Сегодня происходящее напоминает банковский бум первой половины 1990-х. За два года число МФО в реестре Федеральной службы по финансовым рынкам перевалило за две тысячи. В интернете возмущения по поводу грабительских процентов, под которые МФО выдают займы, соседствуют с восторженными отзывами новоиспеченных мини-банкиров, решивших попробовать себя на ниве микрокредитования («серых» микрофинансистов, по оценкам участников рынка, столько же, сколько и официальных).

Впечатляет и динамика портфеля МФО: за два года рост почти двукратный, с 27 млрд до 42 млрд рублей (см. график 1). Конечно, это даже рядом не стоит с кредитным портфелем российских банков — за девять месяцев 2012 года задолженность одних только физлиц перед ними выросла на 1,84 трлн рублей. Однако стоит учитывать, что максимальный размер займа, который может выдать МФО, составляет всего 1 млн рублей, а кредитование, как правило, происходит более мелкими порциями: в среднем МФО выдают 20–30 тыс. рублей по потребительским займам и не более 400 тыс. предпринимателям.

Кредит соседней улице

Считается, что микрофинансирование появилось около сорока лет назад в Бангладеш, когда экономист Мухаммед Юнус одолжил 27 долларов женской общине, зарабатывавшей на жизнь плетением бамбуковых кресел. По аналогичной схеме микрофинансирование развивалось и в других странах, в том числе в России, куда идея небольших займов на развитие своего дела пришла в начале 2000-х. Первыми спрос на микрокредиты предъявили мелкие предприниматели, не имевшие на тот момент доступа к банковским услугам. Отметим, что банки до сих пор не могут дотянуться до малого бизнеса: во-первых, оставляет желать лучшего их проникновение на региональные рынки, во-вторых, Центральный банк считает кредиты небольшим предприятиям чересчур рисковыми. «Если, к примеру, банк выдает трехлетний кредит мелкому предпринимателю, ему приходится формировать большой резерв, — рассказывает Михаил Матовников, генеральный директор ЦЭА “Интерфакс”. — В результате все три года банк несет убытки и, только восстановив резерв, получает какой-то доход. Таким образом, выдавать кредиты по двести миллионов рублей — это наши банки умеют, а работать с мелким бизнесом типа торговцев на базаре — для них это непрестижно и неудобно». Получается, что микрофинансовые организации для частных предпринимателей — настоящее спасение. К тому же и закон «О микрофинансовой деятельности» не накладывает на работу МФО особых ограничений: в отличие от тех же банков им не нужно формировать резервы под возможные потери, а сдавать отчетность в ФСФР они начали только с января нынешнего года.

Сегодня, по оценкам экспертов, на российском рынке порядка 700 МФО занимаются кредитованием малого предпринимательства. Их можно разделить на три сегмента, в зависимости от стоимости микрозаймов. К первой группе относится около 300 региональных фондов микрофинансирования. Они создаются при участии местных властей и поддерживают малый бизнес за счет денег, выделяемых Минэкономразвития. Их ставки — самые скромные на рынке — составляют порядка 9–12% годовых. Второй сегмент — МФО, работающие по программам МСП-банка, у них ставки порядка 15–17%. Третья группа — частные МФО, лишенные доступа к дешевым ресурсам, поэтому ставки у них могут доходить до 50%. При этом благодаря влиянию региональных МФО и МСП-банка средняя ставка по микрокредитам предпринимателям в последнее время снижается и в третьем квартале 2012 года составляет 26% (см. график 2). «У государственных МФО деньги очень дешевые, и они достаются предприятиям с низкой рентабельностью: это производство, сельское хозяйство, строительство,— рассказывает Михаил Мамута, президент Российского микрофинансового центра. — Что касается частных МФО, то их деньги полезны торговле, сфере услуг, небольшому рентабельному производству».

Кредитуют МФО и стартапы. «С начинающими предпринимателями, как правило, работают небольшие локальные МФО. Нетрудно представить себе ситуацию, когда владелец МФО живет на одной улице, а начинающий предприниматель — на соседней. И решение о выдаче кредита принимается на основании неформальных факторов», — рассказывает Антон Картуесов, ведущий эксперт отдела рейтингов кредитных институтов «Эксперт РА».

По пути «Русского стандарта»

МФО принято отождествлять с дорогими необеспеченными потребительскими займами. Однако такие кредиты возникли задолго до того, как ими заинтересовались микрофинансисты. «Ниша, которую сейчас занимают МФО, выдающие потребкредиты, была открыта банком “Русский стандарт” еще в 2000 году, — напоминает Михаил Матовников. — Действовавший тогда закон “О банках и банковской деятельности” определял кредитные операции как исключительную компетенцию банков. Это означает, что любой гражданин, решивший выдавать кредиты, не будучи банком или кредитным кооперативом, занимался незаконным предпринимательством. Конечно, были МФО, которые кредитовали физлиц, но работали они под риском закрытия». Принятие закона «О микрофинансировании» послужило для МФО спусковым крючком — они массово ринулись осваивать рынок потребительского кредитования. И сегодня уже трудно найти микрофинансовую организацию, в портфеле которой нет потребительских кредитов.

Особым спросом у россиян пользуются сверхкороткие кредиты на несколько тысяч рублей. Это так называемые Pay Day Loans (PDL), или займы «до зарплаты». Название полностью отражает идеологию таких кредитов. Деньги человеку нужны здесь и сейчас. Он приходит в офис микрофинансовой организации, через пятнадцать минут получает кредит и довольный уходит. Стоят такие займы дорого — средняя ставка составляет примерно 2% в день. Это почти 700% годовых. Однако, несмотря на дороговизну, займы «до зарплаты» очень популярны именно из-за своего удобства: оформляются быстро, требуют минимум документов. «Конечно, можно оформить в банке кредитную карту, — размышляет Михаил Мамута. — Это похожий продукт, но условия допуска к нему более жесткие, более сложная система начисления процентов. И этот момент удобства зачастую оказывается решающим». К тому же займы «до зарплаты» и кредитные карты — это все-таки разные вещи. Поэтому, например, в Англии человек, имеющий карту, при определенных условиях пользуется PDL.

Тем не менее эксперты полагают, что в абсолютном выражении до сих пор основную часть микрозаймов получают именно предприниматели. «Необходимо учитывать, что разделение на предпринимателей и потребителей весьма условно, — говорит Павел Сигал, президент УК “Центр микрофинансирования”. — Часто предпринимателям удобнее брать займы как физлицам. По сути это те же 50–150 тысяч, но человек тратит их не на потребление, а вкладывает в свое дело».

Горькая жизнь МФО

На первый взгляд микрофинансирование — сверхдоходный бизнес, который к тому же просто организовать. У меня есть лишний миллион — сейчас я его кредитами по десять тысяч раздам под большие проценты. «Уверен, что многие пришедшие в бизнес именно так его и воспринимают», — говорит Павел Сигал. На деле же жизнь микрофинансиста оказывается не такой уж и сладкой. Даже крупные компании, созданные пять-десять лет назад, не видят потенциала для снижения своих ставок, а это значит, что высокая маржа МФО — иллюзия.

Из каких слагаемых формируется ставка? Во-первых, фондирование. Привлекать средства у населения микрофинансистам пока что не с руки — по закону минимальный размер вклада физического лица равняется 1,5 млн рублей. С одной стороны, это позволяет МФО работать в менее зарегулированном поле, чем банкам, с другой — подкинуть денег им могут или знакомые учредителей, или люди, расценивающие свой вклад как инвестицию в молодой и непонятный рынок. Так что МФО приходится довольствоваться в основном дорогими банковскими кредитами и другими займами (см. график 3). Так, компания «Домашние деньги», один из лидеров на рынке потребительского микрокредитования, в мае нынешнего года выпустила облигации с доходностью 19% по первым двум купонам. Сегодня их бумаги торгуются на вторичном рынке с доходностью выше 25%. Так что, возможно, по следующим купонам компании придется платить больше, чем сейчас.

Вторая составляющая ставки — высокие риски микрофинансового бизнеса. МФО дают кредиты людям с подпорченной кредитной историей или вовсе без таковой. Соответственно, потери по выданным кредитам у них на порядок выше, чем у банков. Размер просроченной задолженности и его влияние на ставку сильно разнится от компании к компании. Например, в PDL-компании «МигКредит» (максимальный кредит 25 тыс. рублей, максимальный срок 20 недель) в среднем доля проблемных кредитов составляет 22%. В УК «Микрофинансовый центр» просрочку больше одного дня по направлению займов «до зарплаты» оценивают всего в 5%. «Домашние деньги» закладывают в стоимость своих займов «до зарплаты» вероятность потерь по четверти портфеля. А аналитики «Эксперт РА» оценивают просрочку МФО в 30–40%.

Крупнейшие МФО уже начали активно работать с рисками, опровергая общее мнение, что кредит у микрофинансистов может получить любой человек с улицы. «Мы отказываем мошенникам — тем, кто изначально не собирается возвращать заем, — рассказывает Динара Юнусова, заместитель генерального директора по развитию бизнеса компании “МигКредит”. — Распознавание мошенников — сегодня уже отлично налаженный технологический процесс. Потенциальный заемщик проходит визуальную оценку в офисе компании или на встрече с финансовым консультантом».

Правда, полагаться на стандартный для экспресс-кредитования скоринг МФО пока рановато. Рынок еще молод и не успел накопить достаточного количества данных, отмечает Павел Сигал из УК «Центр микрофинансирования». Он также считает, что успешными будут те МФО, которые сделают ставку на персональное взаимодействие клиента и менеджера. Отсюда еще одно, третье слагаемое высокой ставки. Речь идет об операционных затратах. «Попробуйте выдать один кредит на миллиард рублей или миллион кредитов по тысяче и сравните затраты, — предлагает Михаил Мамута. — Микрофинансирование — достаточно затратное дело. Удельные затраты существенно выше, чем по обслуживанию более крупных кредитов».

Предупреждать надо

Несмотря на закон «О микрофинансовой деятельности», контроль над МФО до сих пор толком не налажен. Новые игроки на рынке возникают каждый день, а у ФСФР попросту не хватает сотрудников, чтобы за ними следить. «В условиях современного регулирования МФО каждый продавец булочек считает, что он может заняться микрофинансированием, и это создает нездоровую атмосферу на рынке, в результате чего возникают некоторые проблемные моменты, в том числе с потенциальными заемщиками», — отмечает Андрей Бахвалов, главный исполнительный директор компании «Домашние деньги».

Впрочем, торговцы булочками порой бывают весьма амбициозными и успевают организовать серьезный бизнес. Напомним, что в начале года разгорелся скандал вокруг «Почты России», разместившей в своих отделениях объявления о выдаче займов «до зарплаты», годовые ставки по которым доходили до 2600%. Займы выдавала компания «Мини-Займ Экспресс». Ее отношения с «Почтой России» ограничивались лишь агентским договором на оказание рекламных услуг, однако общественности этого оказалось достаточно, чтобы развернуть настоящую информационную войну против «Почты России», а заодно и микрозаймов.

На самом деле в западных странах, где кредитование «до зарплаты» и возникло, существует четкое деление на микрофинансовый бизнес (просто небольшие по размеру займы) и PDL-рынок. В России же все смешалось в одну кучу. Поэтому ключевые МФО сегодня предлагают навести на рынке порядок с целью восстановить доверие к своему бизнесу. Одна из инициатив — введение итальянской модели регулирования процентной ставки. «Логика такая: все кредиторы (банки, МФО, кредитные кооперативы, ломбарды) должны раскрывать ставку по всем своим продуктам в сравнении со среднерыночной, которую рассчитывают ЦБ и ФСФР по всем видам кредитных продуктов. И если стоимость кредита или займа превышает среднюю по рынку больше чем на 50 процентов, это должно быть доведено до сведения заемщика до подписания договора. Например, так: информируем вас, что среднерыночная ставка по аналогичному продукту 15 процентов, мы кредитуем вас под 25 процентов. Если заемщик ищет выгодные условия, он разворачивается и уходит. Таким образом будут отсекаться нерыночные предложения», — поясняет Михаил Мамута.

Банки так не смогут

Есть еще одна тенденция, которая может в перспективе оказать влияние на рынок микрокредитования. Дело в том, что в последнее время банки все активнее возвращаются в сегмент экспресс-кредитования. Ужесточение резервных и нормативных требований ЦБ в отношении корпоративного кредитования сделало розницу наиболее доходным рынком для кредитных учреждений. Кроме того, потребители, в отличие от компаний, почти не реагируют на плохую конъюнктуру и готовы занимать и тратить докризисными темпами.

Недавно Национальное бюро кредитных историй опубликовало отчет о совпадении запросов от МФО и банков. Они пересекаются на четверть. С одной стороны, это значит, что клиенты у МФО и у банков пока что разные, а с другой — что ниша, занимаемая МФО, все больше привлекает банковский сектор. При этом на стороне банков большая ресурсная база, развитая инфраструктура. «Развитие дистанционного банковского обслуживания, снижающего затраты банков, — это серьезная угроза МФО, которая будет приводить к маргинализации их бизнеса», — рассуждает Сергей Иванов, президент Русского торгового банка. Но все же риски микрофинансирования банкам, скованным нормативами ЦБ, могут оказаться не по зубам. «Банк де-факто должен опираться на данные из бюро кредитных историй, — говорит Павел Сигал. — Если у заемщика какие-то проблемы в кредитной истории, в МФО его, скорее всего, все-таки обслужат, а вот для банка это будет веским доводом отказать. Я думаю, что восемь или даже девять из десяти наших клиентов не смогут получить кредит в банке при всем его желании — если, конечно, этот банк хочет соблюсти нормативы. С этой точки зрения банки физически не могут выдавать кредиты с такой скоростью, как МФО. А если выдают — я бы не хотел быть акционером такого банка».

Что же касается перспектив микрофинансирования, то, как ожидают эксперты, в ближайшие годы большинство организаций столкнутся с высокой конкуренцией и огромной просрочкой. В итоге микрофинансовый подъем сменится волной банкротств и закрытий. «Несмотря на то что на сегодня в реестр ФСФР внесено более 2100 компаний, лишь пять-шесть крупнейших игроков контролируют более 50 процентов рынка, — говорит Лора Файнзильберг, председатель правления “МигКредита”. — В ближайшие годы мы ожидаем значительного снижения количества МФО. Отрасль ожидает рост, но не за счет увеличения количества компаний, а за счет укрупнения ведущих игроков».

Те МФО, которые столкнутся с большими потерями, но закрываться не захотят, ждет судьба крошечных кредитных центров «для своих». «Такой бизнес, конечно, никогда не окупит инфраструктуру, риск-менеджмент, председателя правления, главного казначея, но при этом может существовать сколь угодно долго, — считает Михаил Матовников. — Несмотря на небольшой размер, выживаемость МФО выше, чем у банков. Нетрудно представить ситуацию, когда владелец МФО еще и занимает руководящую должность в каком-нибудь банке, где и получает основную зарплату. А МФО для него — небольшая прибавка к доходам».

Вернуться на страницу новостей...

357022
Клиентов всего
667
Заявок сегодня
27515369000
Всего выдали руб.

ADELA FINANCIAL RETAIL GROUP L.T.D.

Создание сайта — Articul Media

Опубликование информации эмитента производится по адресу в сети Интернет http://disclosure.1prime.ru/portal/default.aspx?emId=7714699186

* В случае предоставления Клиенту займа «Стандартный» на 26 недель (с правом пролонгации) если Клиент не внес в срок последний (корректирующий) указанный в графике платеж или внес платеж в сумме меньшей чем необходимо по графику, срок действия договора займа считается продленным по инициативе Клиента на срок 26 недель.

Предоставление Займов Кредитором осуществляется в пределах сумм и сроков, предусмотренных Договором займа и согласованных Заемщиком, Кредитор предоставляет микрозаймы в размере от 5 000 до 50 000 рублей на срок от 4 до 52 недель: по Займу «Стандартный» от 15 000 до 25 000 рублей*, на срок 25 недель; по Займу «Стандартный» от 25 000 до 40 000 рублей*, на срок 52 недели; по Займу «Стандартный» 10 000 рублей, на срок 25 недель; по Займу «Клуб» от 20 000 до 25 000* рублей, на срок 25 недель; по Займу «Клуб» от 25 000 до 50 000* рублей, на срок 52 недели, по Займу «Старт» 5 000 рублей, на срок 4 недели. * Сумма Займа - кратна 1000 (Одной тысяче) рублей. Проценты за пользование Займом начисляются на непросроченный остаток суммы Займа со дня, следующего за днем получения Займа, и по дату полного возврата Займа включительно. Начисление процентов на просроченную задолженность по Основному долгу производится в соответствии с п. 2.5. Общих Условий предоставления займов. Процентные ставки, применяемые для расчета еженедельного платежа за пользование Займом, в зависимости от вида Займа и срока погашения, составляют: Заем «Стандартный» 25 (Двадцать пять) недель - 250 процентов годовых; Заем «Стандартный» 52 (пятьдесят две) недели - 188 процентов годовых; Заем «Клуб» 25 (Двадцать пять) недель - 220 процентов годовых; Заем «Клуб» 52 (пятьдесят две) недели - 180 процентов годовых; Заем «Старт» - 795 процентов годовых. При расчете процентов за пользование займом количество дней в году принимается равным фактическому количеству календарных дней: 365 или 366 соответственно.

 

Пример расчета займа: 20000 рублей на 25 недель, при еженедельном платеже=1390 рублей, общая сумма выплаты по займу составит 34750 рублей.

Требуемая сумма
10000 25000 40000
рублей

Срок займа
25 38.5 52
Примерно месяцев
недели

1 199руб. Еженедельный платёж:
Вы уже брали у нас займ?
Фамилия:
Имя:
Отчество:
Моб. телефон:
E-mail:(необязательное поле)