Рейтинг@Mail.ru
click fraud detection

Андрей Бахвалов: «Ограничение ставок микрофинансовым организациям точно не грозит»

16.11.2012

- Компания «Домашние деньги» планирует выйти на международный рынок. На каком этапе находятся эти планы сейчас, и какие страны вам интересны?

- Действительно, компания намерена организовать международный бизнес. Мы хотим начать с Украины, и выход запланирован на второй квартал 2013 года. В настоящий момент мы налаживаем партнерские отношения с украинской финансовой группой, которая будет начинать этот бизнес вместе с нами. Она не занимается микрофинансированием, однако среди ее активов есть, в том числе, и банковские структуры.

- Как вы искали партнера на Украине?

- Мы искали партнера по трем основным критериям: нам была нужна финансовая группа, которая в состоянии обеспечить фондирование бизнеса в национальной валюте, имеет возможность осуществлять связь со всеми регуляторными органами Украины и намерена вкладывать средства в украинский проект пропорционально своей доле. Мы же приносим модель, организуем процесс и, конечно, тоже инвестируем средства, а также несем ответственность за то, что бизнес будет выполнять те финансовые показатели, которые мы утвердим.

- Интересны ли вам другие страны?

- Да, сейчас мы также анализируем другие страны Европы, в которых еще нет компании Provident, основного прародителя нашей модели бизнеса. Есть мысли «открыть» в 2013 году еще одну страну, но этот вопрос пока находится на стадии обсуждения. Естественно, в каждой стране мы хотим видеть рядом с собой партнера; мы не намерены выходить на зарубежные рынки без поддержки местных компаний.

- Как вам удалось изучить опыт работы компании Provident так подробно?

- Во-первых, на начальном этапе нашего развития, в 2007–2008 годах, у нас в менеджменте были представители компании Provident. Они занимались построением бизнес-процессов. Также мы поддерживаем хорошие деловые отношения с топ-менеджментом этой компании. Мы встречаемся как минимум раз в полгода и обмениваемся опытом. Кстати, компания Provident пыталась начать бизнес в России и на Украине, но эти проекты оказались неуспешными. Дело в том, что западные компании пока не очень понимают, как работать с российской действительностью.

- «Экзотические» страны пока не рассматривали?

- На сегодня нет, но вообще мы не планируем замыкаться на постсоветском пространстве. Компания IPF работает в Мексике и в странах Восточной Европы – Польше, Румынии, Венгрии, Чехии, Словакии, – то есть, в совершенно разных странах по ментальному и континентальному характеру. Почему бы не взять с нее пример?

- Были ли уже прецеденты выхода российских микрофинансовых организаций (МФО) на иностранные рынки?

- Одна-две компании, которые работают в сегменте займов «до зарплаты», осуществили выход, но пока эти выходы нельзя считать серьезными, так как никаких реальных результатов у них еще нет. Кроме того, сравнивать их модель бизнеса с нашей невозможно, поскольку наш механизм выдачи кредитов на дому принципиально отличается от кредитования «до зарплаты». Объективно говоря, прямых конкурентов на российском рынке у нас нет. Модель бизнеса компаний-конкурентов схожа с нашей, но все равно эта модель работает у них с частичными корректировками.

- Как вы будете строить агентскую сеть за рубежом?

- Так же, как и в России. Это стандартная методика построения сети. Сначала строится региональная структура продавцов, которые формируют агентскую сеть в каждом регионе по мере необходимости. Иногда хорошие клиенты становятся нашими агентами. Также бывают случаи, когда люди приходят работать по рекомендации уже существующих агентов. У нас есть большой опыт в России. С точки зрения ментальности, украинский рынок не отличается от российского.

- В России будете уплотнять свою сеть?

- Уплотнение сети у нас происходит автоматически: по мере роста портфеля территория работы агента уменьшается, и, таким образом, он работает все ближе и ближе к своему дому. Поэтому скорее следует говорить не об уплотнении сети, а, например, о проникновении в более мелкие населенные пункты, в том числе в деревни. Раньше, когда мы только открывали для себя какой-либо субъект федерации, сначала мы работали в его столице и в городах с населением не менее 50–70 тыс. человек. Затем, когда нам уже удавалось набрать нормальную клиентскую базу, мы начинали осваивать и более мелкие населенные пункты, в том числе деревни.

Такие прецеденты есть в Московской и Калужской областях, а также в некоторых других регионах Центрального федерального округа. Если брать юг России, например, Краснодарский край, то там есть станицы, численность населения которых достигает 20 тыс. человек. Проникновение в мелкие населенные пункты обеспечивает нам дополнительные конкурентные преимущества, так как там зачастую отсутствуют отделения банков, но есть люди, которые имеют нормальный доход и являются потенциально качественными банковскими клиентами.

- Какое оборудование должно быть у агента? Ведь если агент работает, например, в деревне, то нужной техники у него может и не быть…

- Идеальный агент имеет дома подключенный к Интернету компьютер и сканер. Но если агент не располагает этим оборудованием, он пользуется им у руководителя или бизнес-менеджера, с которым он ежедневно встречается для передачи документов. Каждый бизнес-менеджер имеет в подчинении от 8 до 15 агентов и является полностью «полевым» сотрудником. В том числе он ездит вместе с агентами на проверку клиентов, на первые платежи, помогает со сборами. Помимо компьютера и сканера бизнес-менеджер должен располагать личным автомобилем. Расходы на транспорт мы компенсируем.

- Кстати, мы говорили с вами о разных странах. Возрос ли спрос на микрокредиты за рубежом после кризиса?

- Понятно, что банки «закрутили» свои скоринговые системы и начали выдавать меньше кредитов, но при этом и спрос на эти кредиты среди населения упал. Конечно, часть банковских клиентов в таких ситуациях уходят в МФО, и какой-то рост рынка микрокредитования за счет этого обеспечивается. Но нельзя сказать, что после последнего кризиса этот рост был глобальным.

- Насколько микрокредитование может быть уязвимым в кризис?

- Рынок микрофинансирования практически не подвержен кризисным явлениям. В период экономической нестабильности снижается спрос на дорогие банковские продукты, такие как ипотека, кредиты на большие суммы и т.д., так как от кризиса в первую очередь страдают топ-менеджеры и менеджеры среднего звена. Наша целевая аудитория – люди с доходом ниже среднего, которые заняты в бюджетной сфере, работают на обслуживании предприятий или вообще не имеют постоянного заработка. При этом у многих таких людей, например, бюджетников, доход стабилен.

- Какие основные регуляторные риски для МФО вы видите сейчас в России?

- На мой взгляд, в среднесрочной перспективе регуляторных рисков практически нет. Сейчас это достаточно интересная тема для популистов, и есть много людей, которые используют ее для собственного пиара или для того, чтобы заработать политический вес. Но объективно экономических предпосылок для ужесточения регулирования рынка микрофинансирования нет. Постепенно все придут к осознанию социальной значимости микрофинансового бизнеса. Мы даем деньги тем людям, которым они действительно нужны. И этот факт признан уже во многих странах мира.

Относительно ужесточения нормативов. Сейчас каждый продавец булочек считает, что он может заняться микрофинансовым рынком, и это создает нездоровую атмосферу на рынке. В результате возникают некоторые проблемные моменты, в том числе с потенциальными заемщиками. В той или иной мере нам удалось продвинуть несколько законодательных инициатив, связанных с этим вопросом; некоторые из них должны быть приняты уже в этом квартале.

- То есть ничего критичного вы не предвидите?

- Единственная «критичная история» – это административное ограничение ставок. Такие истории на постсоветском пространстве были. Они приводили к тому, что рынки выживали, но уходили в «тень». В результате государство больше не могло их «видеть» и регулировать.

- На украинском рынке ставки не собираются ограничивать?

- По нашей информации, нет. Вообще с юридической точки зрения там достаточно благоприятная обстановка. Рынка как такового там пока нет, нет и закона о микрофинансировании.

- Компания «Домашние деньги» планирует новые выпуски облигаций. Деньги требуются на экспансию?

- Деньги в основном требуются на фондирование. Мы используем разные инструменты привлечения средств, в том числе облигации. К настоящему моменту нам удалось выпустить российские облигации, но в следующем году мы планируем выйти на международный рынок заемных средств и выпустить евробонды. Также мы используем банковские кредитные линии.

Сейчас мы начали продвигать привлечение денег от физических и юридических лиц, так как по закону о микрофинансировании мы можем привлекать средства от квалифицированных инвесторов, то есть на суммы более 1,5 млн. рублей. Мы подготовили этот продукт, набрали соответствующих сотрудников и рассчитываем, что он будет востребован. У нас уже сейчас есть портфель вкладчиков – физических лиц, и мы обеспечиваем ставку выше банковской, но, безусловно, это более рисковая история, нежели депозиты в банках, так как микрофинансирование не входит в систему страхования вкладов. Поэтому только квалифицированные инвесторы могут реализовывать такие возможности в рамках своих портфельных инвестиций.

- Не напомните, чем еще должны обладать квалифицированные инвесторы, кроме относительно большой суммы денег?

- В общем, ничем. Это просто такое определение. Квалифицированный инвестор – это человек, который…

- …может позволить себе вложить 1,5 млн.?

- Примерно. Это люди, которые могут позволить себе вложить куда-либо больше 1,5 млн. рублей и при этом в состоянии оценить риски подобных инвестиций. Суть в том, что необходимо отделить МФО от банков, чтобы бабушки не могли нести деньги в МФО. Если организация хочет привлекать от бабушек по 10 тыс. рублей, то пусть она получает банковскую лицензию и выполняет нормативы ЦБ.

- Кому могут быть интересны подобные инвестиционные возможности?

- В нашем понимании, это люди с доходом от полумиллиона долларов и выше, то есть топ-менеджеры и владельцы бизнеса, которые играют на бирже и могут диверсифицировать свой портфель нашим продуктом. Не исключены и олигархические структуры.

- Кто в основном покупал дебютные облигации?

- В основном покупали не физические лица, поскольку бумага была рождена достаточно «мертвой» – ее номинал составил 2 млн. рублей. Всего было 25 подписчиков. Половину выпуска купили банки. Остальная часть достаточно равномерно распределилась между управляющими компаниями, юридическими лицами и физлицами. На последних пришлось около 10% выпуска.

Кстати, когда мы размещались, спрос среди физических лиц был потенциально высок, однако они не смогли его реализовать в полной мере из-за того, что номинал был равен 2 млн. рублей. Сейчас одна из законодательных инициатив, которые мы продвигаем, заключается в предоставлении возможности крупным и надежным МФО размещать облигации с нормальным номиналом, то есть, от 1 тыс. рублей. Тогда эта бумага будет более ликвидной, и физлица смогут покупать ее как при первичном размещении, так и на вторичном рынке.

- Как тогда фильтровать крупные и надежные компании и мелкие и ненадежные?

- Для того чтобы дать возможность выпускать облигации с таким маленьким номиналом, мы предлагаем ввести дополнительный норматив достаточности собственных средств. Он очень похож на норматив Н1 у банков – это покрытие собственным капиталом активов под риском. И, второе, нужно ввести некий барьер по собственному капиталу. По нашим подсчетам, тогда размещать облигации с маленьким номиналом смогут 10–15 самых крупных МФО. В принципе, других это и не может особенно интересовать, так как размещать облигационный заем на сумму меньше 1 млрд. рублей – это нонсенс. Переварить 1 млрд. рублей в моменте может только крупная федеральная компания с большим числом клиентов и большим объемом выдачи. Если просто привлечь 1 млрд. рублей, положить его на депозит в банке и получить разницу процентных ставок, то возникнет огромный убыток.

- Насколько известно, «Домашним деньгам» удалось собрать большой объем данных по своим заемщикам и сделать из этого достаточно богатый инструментарий изучения спроса клиентов и их платежеспособности. Есть ли у вас свой аналитический отдел, и как вообще обрабатываются данные?

- У нас большая компания – около тысячи штатных сотрудников и 3 тыс. агентов. Конечно, у нас есть большое подразделение как общей, так и рисковой аналитики. Все данные хранятся в информационных системах. Если говорить о рисковой аналитике, то мы пользуемся одним из самых современных средств – это SAS, также у нас работают одни из лучших в стране специалистов по рискам.

Информации достаточно много – через нас прошло 260 тыс. клиентов, и эти данные являются регионально распределенными, поэтому мы можем делать разную аналитику по платежеспособности тех или иных слоев населения в разных регионах страны. В перспективе мы планируем выпускать такие аналитические отчеты и предоставлять их потенциальным читателям через прессу. Мне кажется, это будет очень интересно.

- Продавать такие отчеты конкурентам не планируете?

- Мы не собираемся делать из этого бизнес, но готовы об этом рассказывать.

- В зависимости от региона модель скоринга различается?

- Конечно. Скоринг настраивается индивидуально, в том числе под каждый регион. Там масса параметров, и в зависимости от значений тех или иных параметров система считает, выдавать заем или нет. Вообще скоринговая система – это математическая модель, которая является самонастраиваемым инструментом. То есть мы получаем статистику о платежах еженедельно. Эта информация сразу же попадает в систему, матмодель скоринга анализирует ее, и раз в месяц мы выводим новый релиз скоринговой системы.

В принципе создание скоринга в МФО – это новое веяние для российского рынка. У других микрофинансовых организаций скоринговой системы в таком формате как у нас нет, потому что портфели наших непосредственных конкурентов более чем втрое ниже, чем у нас, а наши крупные конкуренты занимаются не только кредитованием физлиц, но и работой с юрлицами, а для них существуют совершенно другие процедуры оценки.

- В вашей компании есть система визуального скоринга. На что смотрят агенты при визуальном скоринге?

- Непосредственно на клиента, на его место проживания.

- Прямо в квартиру проходят?

- Да, агент приходит в квартиру, смотрит, сколько членов семьи, есть ли дети и домашние животные, насколько аккуратно в квартире, видно ли, что человек действительно живет здесь, нет ли «нездоровых» вещей. На основании этого заполняется анкета, в которой около 40 вопросов. При необходимости агент может попросить клиента показать квитанцию об оплате коммунальных услуг. Через смс-сервис агент отправляет информацию в систему и получает автоматический ответ. Решение все равно принимает агент, но в спорных ситуациях он может пользоваться индивидуальным скорингом.

- То есть, если скоринг сказал «нет», то агент все же может сказать «да»?

- Он может сказать «да», но он точно знает, что этого клиента все равно проверит служба безопасности, и у каждого агента есть лимит принятия таких решений. Если у агента качественный портфель, и он приносит компании прибыль, то у него лимит выше. Если портфель плохой, то агент не может менять решение индивидуального скоринга.

- Кто отвечает за неудачные «да»?

- По нашей модели, 25% клиентов на той или иной стадии работы с нами уходят в дефолт. В среднем, дефолтные клиенты выплачивают нам половину суммы. По большому счету, административно наказывать агента за это не имеет смысла. Агент должен быть мотивирован, а его мотивация зависит от процента тех денег, которые он собирает. Если он выдает некачественные кредиты, то наказывает сам себя, потому что он тратит время, а дохода не получает.

Бывают случаи, что человек платит, потом у него пропадает возможность платить, а затем он снова платит. Например, сегодня таксист зарабатывает, а завтра он разбил машину и 2–3 месяца не может платить. Таким людям мы идем на уступки и в течение некоторого времени разрешаем им не выплачивать нам долг. При этом мы не начисляем штрафы и пени, что очень важно, поскольку это делает наш бизнес в определенной мере социально ориентированным.

- Должен ли клиент показывать паспорт?

- Обязательно. Единственный документ, который мы требуем от клиента – это паспорт. При этом заем мы выдаем не по месту прописки, а по месту жительства. Человек может быть прописан в одном регионе, а получить заем – в другом, в котором он в данный момент проживает. В случае, если клиент потом возвращается домой, мы можем передать его дело агенту, который находится в регионе его прописки, так как у нас очень большая сеть. Но мы кредитуем только граждан России.

- Насколько централизована реклама «Домашних денег»?

- Объемы наших инвестиций в рекламу достаточно масштабны. Мы присутствуем на федеральном телевидении, чего не может позволить себе ни одна другая МФО, делаем рекламу в газетах, в основном в тех, которые бесплатны для читателя, у нас есть большой пул партнеров – как юридических, так и физических лиц, которые привлекают для нас заемщиков и получают за это деньги. Также огромный инструмент привлечения – это наши повторные заемщики и те люди, которые приходят по их рекомендации. За рекомендацию мы списываем определенную сумму с ближайшего платежа клиента или, если он находится в долге, то с суммы долга. Многие клиенты активно используют рекомендации, в том числе для уменьшения своей долговой нагрузки. Сейчас каждый второй клиент берет у нас повторный заем.

- Сам агент должен привлекать клиентов?

- Нет. Агент получает заявки через смс. В любом случае, потенциальный заемщик должен оставить заявку по телефону или через Интернет, потому что информация о нем сначала должна попасть в скоринговую систему, и только затем она может вернуться к агенту, который закреплен за этой территорией.

- То есть, напрямую к агенту клиент не идет?

- Он может позвонить агенту, который расскажет ему о каких-либо дополнительных условиях, но он все равно должен оставить заявку через колл-центр или через Интернет.

- А если приходит друг или брат агента?

- Все то же самое. Агент рассказывает об условиях и предлагает позвонить в колл-центр. Если это рекомендуемый человек, он должен назвать, от кого он пришел, чтобы порекомендовавший получил вознаграждение. Родственники агентов могут получать займы, и в этом нет ничего страшного.

- Конфликт интересов при этом не возникает?

- Нет, потому что агент мотивирован, чтобы клиенты платили, есть четкая регламентная база и бизнес-процессы, по которым происходят те или иные действия, есть процедуры контроля, есть служба безопасности, которая проверяет исполнение регламентной базы и противодействует мошенничеству. Конечно, мошенничество возможно, но мошенником может быть любой человек, и мы это отслеживаем


http://bankir.ru/publikacii/s/andrei-bakhvalov-ogranichenie-stavok-mikrofinansovym-organizatsiyam-tochno-ne-grozit-10002531/#ixzz2CIx6df3Y

Вернуться на страницу новостей...

339176
Клиентов всего
189
Заявок сегодня
27505595000
Всего выдали руб.

ADELA FINANCIAL RETAIL GROUP L.T.D.

Создание сайта — Articul Media

Опубликование информации эмитента производится по адресу в сети Интернет http://disclosure.1prime.ru/portal/default.aspx?emId=7714699186

* В случае предоставления Клиенту займа «Стандартный» на 26 недель (с правом пролонгации) если Клиент не внес в срок последний (корректирующий) указанный в графике платеж или внес платеж в сумме меньшей чем необходимо по графику, срок действия договора займа считается продленным по инициативе Клиента на срок 26 недель.

Предоставление Займов Кредитором осуществляется в пределах сумм и сроков, предусмотренных Договором займа и согласованных Заемщиком, Кредитор предоставляет микрозаймы в размере от 5 000 до 50 000 рублей на срок от 4 до 52 недель: по Займу «Стандартный» от 15 000 до 25 000 рублей*, на срок 25 недель; по Займу «Стандартный» от 25 000 до 40 000 рублей*, на срок 52 недели; по Займу «Стандартный» 10 000 рублей, на срок 25 недель; по Займу «Клуб» от 20 000 до 25 000* рублей, на срок 25 недель; по Займу «Клуб» от 25 000 до 50 000* рублей, на срок 52 недели, по Займу «Старт» 5 000 рублей, на срок 4 недели. * Сумма Займа - кратна 1000 (Одной тысяче) рублей. Проценты за пользование Займом начисляются на непросроченный остаток суммы Займа со дня, следующего за днем получения Займа, и по дату полного возврата Займа включительно. Начисление процентов на просроченную задолженность по Основному долгу производится в соответствии с п. 2.5. Общих Условий предоставления займов. Процентные ставки, применяемые для расчета еженедельного платежа за пользование Займом, в зависимости от вида Займа и срока погашения, составляют: Заем «Стандартный» 25 (Двадцать пять) недель - 250 процентов годовых; Заем «Стандартный» 52 (пятьдесят две) недели - 188 процентов годовых; Заем «Клуб» 25 (Двадцать пять) недель - 220 процентов годовых; Заем «Клуб» 52 (пятьдесят две) недели - 180 процентов годовых; Заем «Старт» - 795 процентов годовых. При расчете процентов за пользование займом количество дней в году принимается равным фактическому количеству календарных дней: 365 или 366 соответственно.

 

Пример расчета займа: 20000 рублей на 25 недель, при еженедельном платеже=1390 рублей, общая сумма выплаты по займу составит 34750 рублей.

Требуемая сумма
10000 25000 40000
рублей

Срок займа
25 38.5 52
Примерно месяцев
недели

1 199руб. Еженедельный платёж:
Вы уже брали у нас займ?
Фамилия:
Имя:
Отчество:
Моб. телефон:
E-mail:(необязательное поле)