Рейтинг@Mail.ru
click fraud detection

Большие маленькие деньги (Часть 1)

05.07.2011

«Лента.ру»: Что такое микрофинансирование и в чем его отличие от других видов финансовой деятельности?

Евгений Бернштам: В каждой стране по-разному подходят к вопросу о том, что можно считать микрофинансированием. В России есть оценка формальная (официальная), и есть неформальная. Формальная оценка приводится в законе «О микрофинансовой деятельности»: все суммы до миллиона рублей, выдающиеся в одни руки, считаются микрозаймами. В законе не упоминается, рынок ли это физических лиц или рынок малого бизнеса. С неформальной точки зрения, модель бизнеса микрофинансирования очень многогранна: сюда входит, в том числе, модель круговой поруки, за которую банкир из Бангладеш Мухаммад Юнус в 2006 году получил Нобелевскую премию, и модель беззалогового кредитования без каких-либо обеспечений.

Отличается ли рынок микрофинансирования от других финансовых механизмов? Я поставлю вопрос немножко поуже, потому что и от торговли ценными бумагами, и от лизинговых сделок, и от сделок M&A (а это все финансовые виды деятельности) микрофинансирование, конечно, отличается.

Можно ли сравнивать микрофинансирование с ближайшим к нему подвидом - с банковским потребкредитованием? Можно, но разница между ними заключается в воплощении его в жизнь. Есть два вида потребкредитования в том виде, в котором оно существует сегодня в банках. Первый вид - когда человек получает деньги, а второй - когда человек вместо денег получает стиральную машину (это так называемое POS-кредитование в магазинах разного профиля деятельности. Человек в этом случае не видит денег, он видит потребительский продукт, товар). Относится ли к микрофинансированию такой вид деятельности, как кредит наличными, выдаваемый банками? Если судить с формальной точки зрения (все, что до миллиона - микрофинансирование), тогда, конечно, да. Но на этом все сходства заканчиваются, теперь начинаются различия.

Для того чтобы компании осуществлять микрофинансовую деятельность, нужна лицензия, нужно соблюдать правила и нормативы, зарегистрироваться в реестре. Однако в этот рынок не пойдут состоявшиеся банки. Себестоимость этого процесса достаточно велика, и сам он достаточно сложен. За один месяц настоящую систему микрофинансирования не развернешь, а рутинный сложный операционный процесс предполагает, что нужны годы, чтобы создать нормальный операционный бизнес. Потому что моделей множество, и если вы хотите делать устойчивую модель, нормально действующую, способную составить конкуренцию в борьбе за мысли конкретно взятого гражданина или конкретно взятого микро- и малого бизнеса, тогда это сложный рутинный процесс.

Как давно начал формироваться рынок микрофинансирования в России? Есть ли примерные оценки объема данного рынка?

Евгений Бернштам: Рынок микрофинансирования в той или иной мере существовал в современной России всегда, точнее, с тех пор как первые банки начали работать на розничном сегменте рынка, открывать отделения, работать с карточками, внедрять передовые технологии взаимодействия с клиентами - физическими лицами. Я говорю о клиентах - физических лицах, поскольку малые суммы в кредит всегда получало физическое лицо. Представителям малого и среднего бизнеса получить средства на развитие своего предпринимательского дара было практически невозможно, потому что экспертно оценивать то или иное предприятие, состоящее из двух ларьков или шиномонтажной мастерской, - несоизмеримо по себестоимости с теми процентными ставками, которые существуют в банках, и ни один банк на это никогда не шел и не пойдет.

Как экономический, организационный и социальный институт микрофинансовые организации начали формироваться по большей части по закону о потребительских кооперативах, по гражданскому кодексу. Первые ростки были лет 5-6 лет тому назад. «Первая волна» микрофинансовых организаций хлынула на рынок в прошлом году, когда был принят соответствующий закон. Но пока назвать себя микрофинансовой может любая компания, а вот уже после принятия реестра можно будет определиться, кого можно называть подобной организацией.

Что касается оценки рынка, то если брать за норму то, что определил Минфин (и что прописано в законе), то, по оценкам Минфина, это 300 миллиардов рублей.

А сколько вообще в России есть организаций, которые можно было бы назвать микрофинансовыми?

Евгений Бернштам: Этого никто не знает. Вот пока мы с вами сидим, кто-то из наших коллег может пойти в налоговую инспекцию и зарегистрировать организацию, основным видом деятельности которой будет написано «микрофинансирование». Но это ничего не значит. Надо, чтобы эта организация представила бизнес-план и была внесена в реестр Минфина. Первая статистика по микрофинансовым организациям в России может появиться к концу года, когда данные выдаст реестр Минфина.

Будут ли они значимы, очень сложный вопрос, потому что для ведения этого бизнеса хотя бы на уровне банка из второй тысячи, надо иметь и начальный капитал, и возможность финансирования своей деятельности, что в современных условиях очень и очень проблематично. Дело в том, что микрофинансовые организации по природе своего бизнеса не имеют никаких залогов, а первый вопрос, когда вы обращаетесь в банки за финансированием: «Что вы дадите в залог?» И обычно это или недвижимость, или ценные бумаги, котирующиеся на бирже. Поэтому компаниям, выступающим неким «буфером» между большими финансовыми институтами с одной стороны и клиентами, до которых банки не дотягиваются, с другой стороны, очень и очень сложно.

Как вы оцениваете закон о микрофинансовых организациях, недавно вступивший в силу в России?

Евгений Бернштам: О состоянии микрофинансирования в нашей стране без сарказма и горечи говорить нельзя. Мы с вами разговариваем в конце июня, закон о микрофинансировании вступил в силу 4 января 2011 года, а подписан президентом и ратифицирован законодательными органами он был в начале июля 2010 года. Было дано шесть месяцев на то, чтобы регуляторные органы сопоставили между собой разные бумаги, с тем чтобы 4 января микрофинансовые организации уже могли работать. Однако до сегодняшнего дня нормальной возможности для этого нет. В любой офис любой микрофинансовой организации могут прийти правоохранительные или регуляторные органы и спросить: «На основании чего вы работаете?» Ни Минфин, ни Минюст пока официально никаких подзаконных актов и документов, свидетельствующих о том, что какая-то организация является микрофинансовой, не приняли. Поэтому работать достаточно сложно. Это выливается в потери денег. Наша микрофинансовая организация после принятия закона толкается в различные двери, и первое требование, которое появляется у потенциальных партнеров: «Покажите свидетельство». И когда мы говорим, что реестр еще не готов, ответ следует: «Приходите завтра».

То, как закон написан, свидетельствует о его либеральности. Если подзаконные акты не выхолостят всю ту ценность, которую несут статьи этого закона, то он должен дать очень большой прорыв при правильной организации самого ведения бизнеса. Но уже слышатся разные голоса - например, о законодательном ограничении максимума процентной ставки, о решении вопроса по ограничению комиссионных вознаграждений. Я уверен, что в следующем году, когда появится некая статистика, эти голоса будут все больше и больше значимы и будут оказывать негативное воздействие на весь процесс организации микрофинансовой деятельности.

С одной стороны, нет методики подсчета процентов, нет методики подсчета эффективной ставки. С другой - есть опасения, что на этот рынок придут нечистоплотные люди. Однако надзорная функция за этим законом передана ФСФР (Федеральной службе по финансовым рынкам). И если микрофинансовая деятельность будет построена достаточно правильно, то, как верно сказал Дмитрий Медведев, выступая на саммите G20, - это самая большая инновация в экономике Российской Федерации. Мы все время говорим о том, что запретительные административные меры могут помешать реализации этого закона. Все должен диктовать рынок. И если есть, как правильно отметили в ФАС (Федеральной антимонопольной службе), согласие с обеих сторон (с одной стороны - микрофинансовой организации, с другой стороны - клиента, который пользуется ее услугами), то это все очень и очень хорошо.

А не получится, что закон зарегулируют так, что работать станет невозможно - или невыгодно, или неудобно?

Евгений Бернштам: Обычно подзаконные акты могут к этому привести, но, как мне кажется, время этих подзаконных актов еще впереди. Мы создали Ассоциацию участников микрофинансового рынка, мы пытаемся вести конструктивный и глубокий диалог и с Минфином, и с ФСФР, и с учетом уже накопленного опыта влиять на этот процесс. И я надеюсь, что наши точки зрения и позиции будут услышаны. И тогда мы ждем очень прогрессивных перемен.

Как вы полагаете, когда же закон будет реализован?

Евгений Бернштам: Я думаю, в июле. На самом деле реестр уже подписан, теперь нужно, чтобы в понедельник (27 июня - прим. «Ленты.Ру») его опубликовали, десять дней по закону - на вступление.

Как вы думаете, в чем заключается социальная ответственность микрофинансовых организаций?

Евгений Бернштам: На первом месте - создание рабочих мест. К примеру, уже сегодня в компании «Домашние деньги» трудится 5 тысяч человек, а до конца года будет 26 тысяч. 26 тысяч рабочих мест, обладатели которых с периодичностью два раза в месяц получают заработную плату. У каждого человека есть дома кто-то, значит, мы уже обеспечиваем около ста тысяч человек к концу года заработком, который стабилен и существен.

На втором месте - то, что микрофинансовые организации, в отличие от банков, «дотягиваются» до самых малоимущих слоев населения. И если они принимают решение выдать заем тому или иному представителю малоимущих слоев населения, это означает, что они помогают человеку жить лучше уже сейчас.

На третьем - повышение финансовой грамотности населения. Это сравнимо, например, с всеобщей реформой образования, которая была лет сорок назад в стране, когда был принят закон о всеобщем среднем специальном и высшем образовании. На мой взгляд, с точки зрения образованности населения это имеет столь же великое значение.

Вернуться на страницу новостей...

336083
Клиентов всего
95
Заявок сегодня
27505595000
Всего выдали руб.

ADELA FINANCIAL RETAIL GROUP L.T.D.

Создание сайта — Articul Media

Опубликование информации эмитента производится по адресу в сети Интернет http://disclosure.1prime.ru/portal/default.aspx?emId=7714699186

* В случае предоставления Клиенту займа «Стандартный» на 26 недель (с правом пролонгации) если Клиент не внес в срок последний (корректирующий) указанный в графике платеж или внес платеж в сумме меньшей чем необходимо по графику, срок действия договора займа считается продленным по инициативе Клиента на срок 26 недель.

Предоставление Займов Кредитором осуществляется в пределах сумм и сроков, предусмотренных Договором займа и согласованных Заемщиком, Кредитор предоставляет микрозаймы в размере от 5 000 до 50 000 рублей на срок от 4 до 52 недель: по Займу «Стандартный» от 15 000 до 25 000 рублей*, на срок 25 недель; по Займу «Стандартный» от 25 000 до 40 000 рублей*, на срок 52 недели; по Займу «Стандартный» 10 000 рублей, на срок 25 недель; по Займу «Клуб» от 20 000 до 25 000* рублей, на срок 25 недель; по Займу «Клуб» от 25 000 до 50 000* рублей, на срок 52 недели, по Займу «Старт» 5 000 рублей, на срок 4 недели. * Сумма Займа - кратна 1000 (Одной тысяче) рублей. Проценты за пользование Займом начисляются на непросроченный остаток суммы Займа со дня, следующего за днем получения Займа, и по дату полного возврата Займа включительно. Начисление процентов на просроченную задолженность по Основному долгу производится в соответствии с п. 2.5. Общих Условий предоставления займов. Процентные ставки, применяемые для расчета еженедельного платежа за пользование Займом, в зависимости от вида Займа и срока погашения, составляют: Заем «Стандартный» 25 (Двадцать пять) недель - 250 процентов годовых; Заем «Стандартный» 52 (пятьдесят две) недели - 188 процентов годовых; Заем «Клуб» 25 (Двадцать пять) недель - 220 процентов годовых; Заем «Клуб» 52 (пятьдесят две) недели - 180 процентов годовых; Заем «Старт» - 795 процентов годовых. При расчете процентов за пользование займом количество дней в году принимается равным фактическому количеству календарных дней: 365 или 366 соответственно.

 

Пример расчета займа: 20000 рублей на 25 недель, при еженедельном платеже=1390 рублей, общая сумма выплаты по займу составит 34750 рублей.

Требуемая сумма
10000 25000 40000
рублей

Срок займа
25 38.5 52
Примерно месяцев
недели

1 199руб. Еженедельный платёж:
Вы уже брали у нас займ?
Фамилия:
Имя:
Отчество:
Моб. телефон:
E-mail:(необязательное поле)